История автомата В борьбе за увеличение скорострельности конструкторы пришли от многозарядной винтовки к пулемету. В дальнейшем от пулемета к автоматическому ружью. Оружейники поставили перед собой задачу создать для солдата индивидуальное оружие, которое сохраняло бы скорострельность пулемета, но в то же время было более легким и простым. Так возникла мысль о создании автоматического ружья.

Еще в 1886 году лесничий Д. А. Рудницкий представил модель разработанной им автоматической самозарядной винтовки. Известно, что модель была испытана и одобрена, но сведений о ее дальнейшей судьбе нет. В самом начале нашего века мысль русских оружейников вновь возвращается к автоматическому ружью. Первым его творцом был солдат-кузнец оружейно-ремонтной мастерской крепости Зегрж Яков Устинович Рощепей, до призыва в армию бывший простым черниговским селянином.

В 1913 году Рощепей закончил свою безотказно действовавшую автоматическую винтовку. После трехмесячных испытаний она получила одобрение Артиллерийского комитета, Рощепею была присуждена большая серебряная медаль. Это совпало с началом первой мировой войны, и изобретатель был убежден, что именно теперь производство столь нужного для армии оружия будет налажено в кратчайший срок.

Увы, Рощепей заблуждался… Одновременно с признанием достоинств изобретения изобретателю было сообщено, что в военное время «отвлекать завод разработкой какой бы то ни было системы автоматической винтовки совершенно нецелесообразно…». Правда, идеи Рощепеля не были забыты. Спустя некоторое время они были использованы в новом оружии. Но это было уже не русское, а иностранное оружие — австрийская и американская винтовки.

В 1906 году артиллерист капитан Владимир Григорьевич Федоров спроектировал свою первую автоматическую винтовку. Проект автоматической винтовки Федорова был одобрен, признан заслуживающим осуществления и даже осуществлен, правда, лишь через пять лет. Автоматическая винтовка Федорова была выпущена в количестве одного экземпляра. Этот экземпляр от начала до конца был сделан руками Василия Алексеевича Дегтярева, будущего знаменитого оружейника, а тогда никому еще не известного молодого слесаря Ораниенбаумской оружейной мастерской.

Летом 1912 года опытный экземпляр автоматической винтовки Федорова был испытан, даже удостоен премии и… также не принят на вооружение. Командование решило изготовить еще 150 опытных образцов. Для автоматического перезаряжения своей винтовки Федоров использовал силу отдачи. Подвижной ствол ружья был сцеплен с затвором. При выстреле пороховые газы ударяли в затвор и, оттолкнув его назад, тем самым подавали назад также и сцепленный с затвором ствол. Но под действием сильной возвратной пружины отброшенный назад ствол тотчас же возвращался на место, увлекая за собой затвор и закрывая его, причем за время движения ствола назад и вперед гильза выбрасывалась, в патронник досылался новый боевой патрон и для очередного выстрела взводился курок. Все эти операции производились чрезвычайно быстро.

Круг сторонников автоматического оружия быстро расширился. Была образована даже особая комиссия по разработке автоматической винтовки. И все же успехи русского автоматического оружия по-прежнему достигались не благодаря позиции официальных кругов, а вопреки ей. Консерваторы сумели выискать в автоматическом оружии мнимую «ахиллесову пяту» — его ненасытную потребность в патронах и, стало быть, экономическую невыгодность.

Однажды В. Г. Федоров, будучи уже полковником и преподавателем Михайловского артиллерийского училища, встретился с царем Николаем II.
— Вы изобрели автоматическую винтовку? — спросил царь.
— Так точно, ваше величество, — ответил Федоров.
— Я против ее применения в армии, — сказал царь.
— Осмелюсь спросить ваше величество: почему?
— Для нее не хватит патронов…

Доводы царя не отличались ни новизной, ни оригинальностью. История развития скорострельного оружия показывает, что, какое бы усовершенствование ни предлагали передовые оружейники, возражение, которое прежде всего противопоставляли им, сводилось к тому, что «патроны надо беречь». Но на сей раз в устах Николая II подобные заботы об экономном расходовании патронов звучали издевательски и свидетельствовали лишь о цинизме всероссийского самодержца. Вся Россия знала, что незадолго до этого, когда речь шла о стрельбе в народ, по повелению царя был отдан приказ «патронов не жалеть»…